Узнать рейтинг Joomla.
Здесь можно найти шаблоны joomla 3.

К ВОПРОСУ О ТОРГОВО-ЭКОНОМИЧЕСКОМ СОТРУДНИЧЕСТВЕ АФРИКАНСКИХ СТРАН / THE ISSUE OF TRADE AND ECONOMIC COOPERATION OF AFRICAN COUNTRIES

Омолло Дэвид Овино , Решетникова Наталья Николаевна

Магистрант, ФГБОУ ВО «Донской государственный технический университет», Ростов-на-Дону, Российская Федерация

Доцент, ФГБОУ ВО «Донской государственный технический университет», Ростов-на-Дону, Российская Федерация

К ВОПРОСУ О ТОРГОВО-ЭКОНОМИЧЕСКОМ СОТРУДНИЧЕСТВЕ АФРИКАНСКИХ СТРАН

Omollo David Ovino, Reshetnikova Natalia Nikolaevna

Master student of Don State Technical University,

Rostov-on-Don, The Russian Federation

Associate professor, Don State Technical University, Rostov-on-Don,

The Russian Federation

THE ISSUE OF TRADE AND ECONOMIC COOPERATION OF AFRICAN COUNTRIES

Аннотация. Вопрос развития торгово-экономического сотрудничества африканских стран заслуживает внимания и является актуальной темой. В первую очередь в данной работе мы хотим остановиться на инвестиционных потоках и развитии транснациональных компаний в регионе, так как именно ТНК являются основными игроками на африканском континенте, и доходы от их деятельности оказывают как положительное так и отрицательное влияние на развитие всего африканского региона. В работе мы определили структуру анализа между рынками Западной, Северной, Восточной, Центральной и Южной Африкой.

Ключевые слова: торгово-экономическое сотрудничество, страны Африки, инвестиционный климат, экономический потенциал

Abstract. The issue of developing trade and economic cooperation of African countries deserves attention and is an urgent topic. First of all, in this work we want to dwell on investment flows and the development of transnational companies in the region, since it is TNCs that are the main players on the African continent, and the income from their activities has both a positive and negative impact on the development of the entire African region. In the work, we determined the structure of the analysis between the markets of Western, Northern, Eastern, Central and South Africa.

Keywords: Trade and Economic Cooperation, Transnational corporations African countries, Investment climate, economic potential

Необходимо обоснование важной роли индустрии 4.0 в обеспечении глобальной конкурентоспособности экономики современной мировой инфраструктуры. А также возникает вопрос разработки концепции индустрии 4.0 в интересах обеспечения глобальной конкурентоспособности национальной экономики в долгосрочной перспективе [3, с. 120].

Внутренний рынок Западной Африки сегодня насчитывает почти 300 млн потребителей и по прогнозам в ближайшие 35 лет он составит полмиллиарда. Таким образом, он представляет собой основную долю развития в регионе в среднесрочной и долгосрочной перспективе. На местном уровне принятие решений, дополняющее принятие решений на национальном уровне оказывает влияние на формирование региональной интеграции в Западной Африке. В то время как политическое сотрудничество, монетарная интеграция, определение общих правил в таможенном, финансовом и страховом секторах остаются в исключительной компетенции государств в отдельности и коллективно [1, с.796].

Более того, региональная интеграция решительно возвращается на вершину политической и экономической повестки дня Африки: Африканский союз сделал ее ключевым компонентом своего видения будущего [2, c .870].

Потоки в Африку сократились до 42 млрд долл. США в 2017 году, что на 21 % меньше, чем в 2016 году. Слабые цены на нефть и негативные текущие макроэкономические последствия от падения цен на сырьевые товары сократились в Египте, Мозамбике, Конго, Нигерии и Анголе. Кроме того, иностранные инвестиции в Южную Африку продолжали отставать. Приток ПИИ в диверсифицированных экспортеров, в том числе в Эфиопию и Марокко, был более устойчивым. Отток ПИИ из Африки восстановился на 8 % до 12 млрд долларов [7].

Потоки ПИИ в Северную Африку сократились на 4 % до 13 млрд долларов. Объем ПИИ в Марокко увеличился на 23 % до 2,7 млрд долл. США благодаря значительным инвестициям в новые автомобильные технологии (электрика, аккумуляторы, камеры).

К концу 2017 года правительство подтвердило 26 инвестиций в автомобильную промышленность на сумму 1,45 млрд долл. США, в том числе сделку с Renault (Франция) об увеличении объема поставок компонентов для местного производства до 55 %. ПИИ в финансовый сектор страны также расширились, поскольку банковские отношения с Китаем углубились.

Кроме того, компания Uber (США) расширила свою деятельность в Марокко и Египте. Несмотря на сокращение ПИИ на 9 %, Египет по-прежнему является крупнейшим получателем в Африке с 7,4 млрд долл . США [ 6].

Приток был поддержан значительным увеличением китайских инвестиций в легкую промышленность и широкомасштабными экономическими реформами, которые начали приносить плоды: например, финансовая либерализация способствовала большему реинвестированию внутренних доходов[5, c .14]

Потоки ПИИ в Центральную Африку сократились на 22 % до 5,7 млрд долларов. Потоки в Конго сократились на 67 % до 1,2 млрд долл. США с 3,6 млрд долл. США в 2016 году. Усиление экономического кризиса в стране, волатильность нефтяных ПИИ и слабые ПИИ в ненефтяных секторах способствовали снижению [6].

Восточная Африка, самый быстрорастущий регион в Африке, получила ПИИ в размере 7,6 млрд долл. США в 2017 году, что на 3 % меньше, чем в 2016 году. Эфиопия освоила почти половину этой суммы, с 3,6 млрд долл. США (сокращение на 10 %), и в настоящее время занимает второе место.

Крупнейший получатель прямых иностранных инвестиций в Африке после Египта, несмотря на его меньшую экономику (восьмой по величине в Африке). Китайские и турецкие фирмы объявили об инвестициях в легкое производство и автомобилестроение после того, как Эфиопия отменила чрезвычайное положение во второй половине 2017 года. Поставщик одежды из США PVH (Calvin Klein and Tommy Hilfiger); Базирующиеся в Дубае компании Velocity Apparelz (Levi's, Zara и Under Armour); и китайская группа Jiangsu Sunshine Group (Джорджио Армани и Хьюго Босс) создали свои собственные заводы в Эфиопии в 2017 году [7].

Кения увеличила объем ПИИ до 672 млн долл. США, что на 71 % больше, из-за высокого внутреннего спроса и притока средств в отрасли ИКТ (ICT industries). Правительство Кении предоставило иностранным инвесторам дополнительные налоговые льготы. Южноафриканские инвесторы в ИКТ Naspers, MTN и Intact Software продолжали расширяться в Кении. Американские компании были также видными технологически ориентированными инвесторами, причем Boeing, Microsoft и Oracle инвестировали в страну [7].

В южной части Африки объем ПИИ сократился на 66 % до 3,8 млрд долл. США. ПИИ в Анголу, третью по величине экономику Африки, вновь стали отрицательными (- 2,3 млрд долл. США по сравнению с 4,1 млрд долл. США в 2016 году ), поскольку иностранные филиалы в стране переводили средства за границу посредством внутрифирменных займов [6]. Кроме того, добыча нефти снизилась, а макроэкономические показатели ухудшились.

ПИИ в Южную Африку (ЮАР) сократились на 41 % до 1,3 млрд долл. США, поскольку страна страдает от неэффективного сырьевого сектора и политической неопределенности. Инвесторы из США, которые остаются крупнейшим источником ПИИ в страну, сосредоточены на сфере услуг.

Самым выдающимся проектом стало инвестирование Дюпон (США) в региональный центр исследований засухи. Автомобильные ПИИ также оставались значительными.

В мире происходит деление стран по новому признаку: страны базирования крупных ТНК (КНР, Япония, США, Германия и т. д.) и страны, у которых таковых нет, которые могут выступать только как ресурсообеспечивающая база для этих компаний . В основном, таковыми являются развивающиеся страны Африки, Латинской Америки и Азии, обладающие богатыми природными ресурсами [4, c.48].

Одним из выводов является объяснение факторов, обеспечивающих положительное и отрицательное воздействие инвестиционной деятельности ТНК на развитие национальной экономики.

Таким образом, экспансия ТНК в развивающихся странах связана со стремлением усилить экономические и политические позиции международных компаний Основной целью иностранных ТНК является максимизация прибыли и снижение сроков окупаемости, не учитывая возможное негативное влияние на народнохозяйственные системы стран - базирования, что в конечном счете пагубно сказывается на уровне ее экономической безопасности и общем торгово-экономическом сотрудничестве региона.

Список литературы

•  Альсалеми А.Ю., Решетникова Н.Н. Проблемы диверсификации внешнеэкономической деятельности Арабских стран // Финансовая экономика. 2019. № 3. С. 795-797.

•  Альсалеми А.Ю.Ш., Решетникова Н.Н. Арабские порты в условиях экономического кризиса на Ближнем Востоке // Финансовая экономика. 2019. № 5. С. 869-873.

•  Попкова Е.Г. Роль индустрии 4.0 в обеспечении глобальной конкурентоспособности экономики современной России // Экономика. Бизнес. Банки. – 2018. – №5 (26). – С. 118-131.

•  Решетникова Н.Н. Фонд суверенных облигаций в национальной валюте: перспективы кредитно-финансового сотрудничества стран БРИКС// Академический вестник Ростовского филиала Российской таможенной академии. – 2018. – №1 (30). С. 47-51.

•  Фитуни Л.Л. (2019) На пути к новой биполярности: геоэкономика и геополитика противостояния в Африке // Контуры глобальных трансформаций: политика, экономика, право. Т. 12. № 3. С. 6–29.

•  Central Africa Economic Outlook 2019. URL: https://www.afdb.org/fileadmin/uploads/afdb/Documents/Publications/2019AEO/REO_2019-Central_Africa.pdf ( дата обращения : 10.03.2020)

•  UNCTAD. World Investment Report 2019. URL: https://worldinvestmentreport.unctad.org/world-investment-report-2019/ch1-global-trends-and-prospects/#FDI-fell-for-the-third ( дата обращения : 17.04.2020)

 

         Вятский государственный университет Ставропольский государственный аграрный университет