Узнать рейтинг Joomla.
Здесь можно найти шаблоны joomla 3.

Застрявшая в раю: как вести бизнес и выживать в условиях карантина в далекой стране

Просмотров: 617

Я не дауншифтер. Просто часто уезжаю из Москвы, обычно чередуя: месяц-два дома, месяц-два в Юго-Восточной Азии. У меня свой бизнес, школа безопасности «Стоп Угроза» ( www.stopugroza.ru ), который я начинала совершенно с нуля. Тренинги по безопасности я придумала еще в 2013 году, после того как попыталась найти хоть какие-то курсы для своей тринадцатилетней дочери. Чтобы вместо совершенно бесполезных родительских «ни с кем никуда» и «если что — кричи» профессионалы научили моего ребенка на автомате действовать в любой опасной ситуации. Дети уходят с посторонними сами. И совсем не потому, что не знают, что это опасно, а потому, что элементарно не могут быть невежливыми со взрослыми, стесняются привлечь к себе внимание, ведутся на уловки. И что уж говорить о соцсетях и мессенджерах, где они общаются с кем попало.

Таких тренингов не было, поэтому я создала их сама. Мне пришлось пробить сотни стен, пока мои методики официально одобрил Роскомнадзор, пока Российская академия образования выдала мне экспертные заключения и рекомендации, пока госструктуры признали тренинги не просто полезными, а нужными каждому ребенку.

В бизнес мой проект превратился только через два года, когда у меня появился партнер Алексей Анисимов, взявший на себя операционку. К этому моменту я вела тренинги в Москве и области с одним помощником, и совсем зашивалась с приемом заявок, контентом на сайте и в соцсетях и множеством задач. Мы упаковали проект во франшизу и уже через год у нас было больше 30 филиалов.

Сейчас филиалов почти 100 в семи странах. Это круто. Мы стали «Лучшим социальным проектом — 2019» в России, получили кучу наград и официальных разрешений от разных инстанций, создали суперлинейку из 15 тренингов для всех: детей, родителей, педагогов, — придумали отличную систему обучения тренеров, сделали навороченную ЕРП. Да много чего.

Ну и я, конечно, сильно изменилась. В начале проекта я ничего не знала о бизнес-процессах, смотрела на бизнес-план как баран на новые ворота, а от таблиц и цифр в Excel мне хотелось застрелиться. Сейчас я заочно обучаюсь на МБА и могу сама не только расписать основные бизнес-процессы, но и выстроить стратегию, оптимизировать расходы. Но пока я работаю в довольно творческой сфере задач, потому что операционка — зона ответственности моих партнеров во всех моих проектах. Теперь их несколько.

Параллельно я запустила семейный проект «Разморозка» @razmorozzzka в инстаграме и на youtube . Это актуальный формат, очень личный и живой, неформальный и разноплановый. Он не только о безопасности — он об отношениях в семье. И если почитать, какие комменты на ютубе пишут под моими роликами дети, то сразу понятно, чем я полезна и в чем моя фишка.

А в прошлом году я создала онлайн-школу безопасного детства ( www.liya-school.ru ), чтобы все родители могли обучить безопасности ребенка дома, просто усадив его перед монитором. Пока больше всего я горжусь онлайн-курсом «Безопасность от, А до Я» для детей 4–9 лет. Мы с моим партнером по «Разморозке» буквально полгода делали 21 урок по всем-всем темам, связанным с безо]пасностью, — с анимацией, домашкой, рабочими тетрадками и инструкциями для родителей. И курс выстрелил очень здорово. Потому что такую занудную, по сути, тему я рассказываю и показываю так, что детей не оторвать от экрана, они сами бегут тренировать навыки, обсуждают все с родителями, учат друзей и запоминают все детали.

Если в первый и второй год становления бизнеса я работала в Москве практически безвылазно, называя «путешествиями» командировки в Воркуту, Ханты-Мансийск или Челябинск, то на третий год я поговорила с собой серьезно.

Путешествия — мой главный приоритет. Живя месяц-два в какой-нибудь тихой деревне на берегу океана, общаясь только с продавцами в крохотных лавках, я не просто заряжаюсь или отдыхаю, нет — я называю это время «основной жизнью», мне очень важно знать про себя, что я не откладываю свою мечту на потом, которое никогда не настанет. Многие попадают в эту ловушку: «Я еще немного поработаю как следует, чтобы...»

Из этого колеса можно выскочить только усилием воли. Да, иногда я упускаю очень важные шансы, которые достаются тем, кто может присутствовать на переговорах в Москве «завтра в 10 утра». Но я пока не пожалела. Всех денег не заработать.

Сейчас я думаю, что мне ох как бы помогла подушка безопасности. Но ее нет.

Это, правда, странное чувство: знать, что ты не можешь вернуться домой. Что от тебя ничего не зависит. И что, скорее всего, рассчитывать, кроме как на себя, больше не на кого.

Ничего не понятно, ничего не известно, ни на что точно рассчитывать нельзя, спросить не у кого, жаловаться бессмысленно — эти пять правил пришлось выучить очень быстро.

Не могу сказать, что все плохо. Видимо, кто-то действительно старается организовать и вывоз, и материальную помощь. И мне лично понятно, что невозможно все сделать быстро и четко. Но, как с любой задачей у нас, все сразу перестает работать и превращается в абсолютно нелогичную свалку, в тотальный хаос.

Я привыкла пахать, если надо, по 16 часов в день, и я пашу. Да, я вижу пальмы — вот они, за окном. Но пляж чуть дальше закрыт, как и все пляжи на острове. И да, я еще могу выйти из дома в магазин. В маске. И да, я могу купить свежий арбуз и спелые манго. И с этой точки зрения мне жаловаться не на что, здесь лучше, чем взаперти в городской квартире.

Но из-за стресса приходится себе буквально напоминать вслух хотя бы раз в день: слушай, ты на Бали, иди хотя бы пять минут порелаксируй на природу. Я выхожу, смотрю на рисовые поля, а в голове настойчивый бухгалтер подсчитывает убытки, изобретательный креативщик подсовывает дурацкие идеи. А еще какая-то нервная тетка, практически не затыкаясь, ноет: «А если дочь заболеет в Москве? А если она попадет в больницу? А если все умрут? А ты тут!»

Да, в Москве осталась семья. И мы снимаем квартиру. И там заболевают тысячами. И считают далеко не всех. И никто не застрахован от случайного покашливания рядом: ни я здесь, ни они там.

А еще у меня есть сотрудники на зарплате. И у нас у всех очень много вопросов и очень мало ответов. Сложно сосредоточиться на том, как ослепительно зелена трава на рисовом поле, уходящем в горизонт.

Я надеюсь, что мой бизнес выживет, у этой надежды есть веские основания и конкретные цифры, хорошая команда тоже есть и здоровая злость тоже.

Я, к счастью, изначально привыкла управлять компанией удаленно. У нас есть чат франчайзи, где сто руководителей филиалов напрямую обсуждают все вопросы, делятся лайфхаками, выбирают оптимальные стратегии продвижения. У нас получилось создать команду с очень крутым неофициальным духом сплоченности и взаимопомощи. Конечно, мы с Алексеем как управляющая компания отвечаем за все. Но за пять лет существования франшизы пакет упакован так здорово, что новым франчайзи не приходится ни о чем думать. Огромный плюс бизнеса в том, что он не требует затрат на аренду и офис, большая часть франчайзи работают как самозанятые, если имеют профильное образование педагога или психолога. То есть это идеальный семейный бизнес, потому что одного-двух тренеров достаточно для небольшого города или для половины миллионника. Нужен только энтузиазм и умение неформально работать с детьми. Все остальное есть в пакете франшизы.

Сейчас вот мои коллеги из Петербурга и Екатеринбурга подкинули идею музыкального флешмоба на тему карантина, и мы уже полдня хохочем в чате, придумывая куплеты и планируя домашние съемки. Это тоже про бизнес, потому что такой дух, такое настроение в команде — большая редкость. Никто не ноет, хотя в докарантинные времена 80 процентов дохода у каждого филиала составляли тренинги в школах. Мы быстро перестроились на онлайн-занятия, и в этом плане родителям сейчас повезло больше: они получают индивидуальные тренинги дома за полцены офлайна.

Конечно, не было бы идеально докрученной ЕРП, было бы сложнее. На нее мы угрохали два года и немалые вложения. Зато теперь практически все операционные процессы автоматизированы.

И мы выживем, не только потому, что мы лидеры в своей нише, но и потому, что внутри компании нет ни паники, ни нытья, ни попыток свалить ответственность на обстоятельства.

Я не знаю, когда следующий рейс в Москву. А еще мне страшно возвращаться. Тут, на острове, вовремя закрывшемся от иностранцев, пока не умирают, нет свалки в больницах, нет вранья в СМИ о количестве зараженных, я тупо боюсь, как и все сейчас.

И вот это вот «как и все» меня, на самом деле, поддерживает больше всего. А многим хуже. А некоторым несравнимо хуже. А кто-то сейчас умирает в одиночестве, задыхаясь в коридоре.

И никто не знает, когда это закончится и чем.

Поэтому я не жалуюсь. Я много думаю, много работаю и иногда любуюсь пальмами. Вон они, за окном.

Бали безлюдный, прекрасный, летний. Очень хочется, чтоб ему повезло. И мне тоже.

Автор: Лия Шарова
Фото: автора

 

Как научить детей распоряжаться деньгами

мая 06, 2020

При одинаковом доходе кто-то умудряется откладывать деньги и регулярно делать

Какие профессии могут исчезнуть в ближайшем будущем?

мая 01, 2020

Почему профессии исчезают? Всему виной глобализация, автоматизация рутинного т

Застрявшая в раю: как вести бизнес и выживать в условиях карантина в далекой стране

апреля 28, 2020

Я не дауншифтер. Просто часто уезжаю из Москвы, обычно чередуя: месяц-два дома, мес

Власть, бизнес, образование: восхождение к человеку

апреля 27, 2020

Институт научных коммуникаций в качестве партнера поддержит 3-ю Всероссийскую на

Датасет «Эпидемии и пандемии: Большие данные для научной аналитики динамики инфекционных заболеваний в мире и их последствий»

апреля 22, 2020

Друзья, мы подготовили для вас новейший датасет «Эпидемии и пандемии: Большие д

Как продавать представителям разных поколений

апреля 10, 2020

Люди разного возраста, с их культурой, ценностями и образом жизни, отличаются друг

         Вятский государственный университет Ставропольский государственный аграрный университет